На главную
 
Русский певческий праздник в Нарве (26-27 ИЮНЯ 1937 ГОДА)
 


Более десяти лет подряд в городах и деревнях Эстонии среди русского населения проводился 'День Русского Просвещения'. С каждым годом размах праздника ширился и углублялся. Число его участников всё увеличивалось. 'День Русского Просвещения' становился потребностью не только вспоминать имена и дела основоположников русской культуры и следовать их заветам, но и приближать праздник к насущным нуждам и делам русских людей, ширить его назначение по подъему общественного движения, укреплению материального благополучия, культурного процветания русского населения города и деревни.
В праздновании 'Дня' обязательно принимали участие хоры, потому что народная песня, занимавшая в нём одно из главных мест программы, по правильному разумению организаторов, одна из самых живых форм поэтического и музыкального народного творчества, составляющего неотъемлемую часть просвещения. Во все времена, у всех народов песня всегда являлась стимулом объединения. Песня цементировала общественную мысль, будила национальные чувства.
В программу празднования 'Дня Русского Просвещения' включались выступления не только отдельных хоров, но и сводных, когда он проводился в районном масштабе. Такое объединение певческих сил Нарвы и Принаровья создавалось на районных праздниках 'Дня Русского Просвещения' в Нарве. Отсюда родилась мысль организовать в Нарве Русский певческий праздник, инициатором которого явился советник Нарвской Управы, депутат государственного собрания от русского населения Нарвы и Принаровья Александр Ефимович Осипов.
Первоначально предполагалось, что в празднике примут участие только русские хоры городов и деревень. В процессе подготовки выяснилась возможность участия оркестров народных русских инструментов, а также приглашенных хоров и оркестров из других Прибалтийских государств.
Готовил праздник, избранный в Нарве певческий комитет. В помощь ему в Таллине, Тарту, Печорах работали комиссии содействия. Репертуарная комиссия комитета осенью 1936 года отобрала предназначенные к исполнению вокальные и музыкальные произведения, их размножила и разослала по метам. Общее руководство певческим праздником было поручено опытным хоровым дирижерам: И.Б. Васильеву, И.Х. Степанову, И.Ф. Архангельскому, А.К. Коровникову, Н.А. Вехновскому, Л.М Гривскому. Дирижировать сводным оркестром русских народных инструментов взялся К.Г. Вережников.
На местах началась подготовка к певческому празднику. В Причудье и Принаровье хоры готовили: Н.А. Базанов, И.Н. Анисимов, Я.Н. Захаров, И.Д. Пекарев, А.Н. Молчанов, А.Ф. Чернов, Н.В. Катугин, Ф.А. О'Коннель, В.В. Горский, В.В. Григорьев, П.С. Логусов, К.А. Малышев, Г.Э. Маак.
Для хоров Печерского края были приглашены: А.А. Анисимов, Б.П. Жемчужин, Н.А. Верхновский.
С хорами в Нарве занимались: И.Ф. Архангельский, И.И. Челпанов, Л.В. Хазов, М.А. Горященко, И.К. Кузьмин, М.А. Окунев.
Программа певческого праздника была рассчитана на два дня 26 и 27 июня 1937 года.
В первый день, в субботу 26 июня, - духовный концерт и позже, во всех театральных, канцерных и клубных залах Нарвы канцерные выступления хоров, ансамблей. Солистов, оркестров русских народных инструментов.
Во второй день - в воскресенье 27 июня шествие участников праздника в русских национальных костюмах к месту выступления и концерт.
Перед комитетом встал вопрос: где, то-есть в каком месте проводить заключительный концерт. Мнения разделились. Первый вариант, - провести концерт в Липовой ямке, - быстро отпал. Хотя место очень живописное - берег реки, много зелени, Германский замок и Ивангородская крепость, но окружение весьма неприглядное: развалины чугунолитейного завода и разбросанные тут и там убогие, неказистые постройки и жилые дома.
Поступило разумное предложение провести концерт на территории Ивангородской крепости. Большинство склонилось к тому, что нигде русская песня не прозвучит так вольно и широко, как в этом великолепном крепостном ансамбле, представляющем уникальный образец древнерусского военно-инженерного и архитектурно-строительного искусства.
К сожалению, и этот вариант отпал. Военные власти отказались предоставить территорию крепости на том основании, что в ней расквартированы воинские части гарнизона Нарвы.
Третье предложение - использовать сад Ивангородского пожарного общества - не встретило особого восторга членов организационного комитета. Пугали малые размеры сада, а ведь предстояло принять не менее двух тысяч певцов и около десяти тысяч слушателей-зрителей.
- Если бы расширить сад за счет прилегающего большого участка наследников Орловых , который в то время рустовал, то тогда другое дело, - внесли предложение деятели Ивангородского пожарного общества.
Начались переговоры с наследниками Орлова. Они наотрез отказались представлять свой пустырь под концерт, но не исключили возможность его продажи. В конце-концов переговоры увенчались успехом. За 1250 крон участок купило Ивангородское пожарное общество. Заключительный концерт решено было провести здесь и весной 1937 года приступили к строительству огромной деревянной эстрады, обращенной на восток. Шла разбивка аллей, садились кусты и цветы, устраивались газоны и клумбы. Полным ходом шло строительство подсобных помещений, буфетов, касс, раздевалок, туалетов. Праздник требовал обеспечение ночлегом всех участников, для чего были задействованы все школы, гостиницы и частные дома.
Собственных денег комитет не имел, оперировал средствами общественных русских организаций, но был в полной уверенности, что получит субсидии от Эстонского Правительства. Визит председателя комитета, депутата Государственного собрания А.Е. Осипова к главе государства, президенту К.Я. Пятсу 6 апреля 1937 года, оказался весьма скромным. В ассигновании денег было отказано, но К.Я. Пятс согласился освободить от оплаты въездных виз хористам и оркестрантам из Латвии и Финляндии. Всем приезжающим в Нарву на певческий праздник разрешался льготный проезд по железной дороге со скидкой 75 процентов от стоимости билета. И это было все, чем республиканские органы помогли организаторам праздника.
Чем ближе приближался праздник, тем чаще возникали непредусмотренные затруднения. Эстонский приход самой большой церкви Нарвы, Александровской в Иохимстале, отказал предоставить храм для духовного концерта. Пришлось переключиться на Спасо-Преображенский собор, размером значительно меньшим и с худшей акустикой.
Не внушала уверенности и погода. Солнечный май сменился холодным и дождливым июнем.. чтобы не рисковать материальной стороной, праздник застраховали на 5000 крон.
Дождь, не переставая, лил днем и ночью. Температура упала до 10 - 12 градусов Цельсия.
В канун праздника, в пятницу 25 июня, начался приезд участников и гостей, в этот же день намечались репетиции.
На перроне вокзала встречать приезжающих собрались члены организационного комитета, представители русской общественности. Под дождем прибывают поезда из Финляндии, Тарту, Печор, Риги, Таллина, из глубин Эстонии и Печорского края.. Из открытых окон вагонов несутся слова русских песен, которыми участники встречают стены древней Нарвы.
Одними из первых пребывают гости из Финляндии. Это смешанный хор и оркестр русских народных инструментов из Гельсингфорса во главе с дирижером А.Н. Губертом. Высокого роста, чуть полноватый. Он разу же очаровал встречавших теплой улыбкой и сердечным приветственным словом в адрес седой Нарвы и членов комитета праздника.
Следующим поездом с Тартускими и Печорскими хорами приехали гости из Риги: известный далеко за пределами Латвии вокальный квартет Льва Гривского в составе - первый тенор В. Неплюев, второй тенор Л. Гривский, первый бас П. Торский, второй бас В. Разуваев вместе с дирижером и композитором М.Ф. Гривским.
Тепло встречают нарвитяне хор и оркестр рижан с их руководителем С.М. Красноперовым.
К перрону медленно подходит специальный поезд их Таллина с двумя большими столичными хорами и их известными дирижерами И.Х. Степановым и И.В. Васильевым. Следом за ними появляются участники хора 'Витязь' из Таллина с дирижером Н.И. Караевым и из этого же общества оркестр народных инструментов с его основателем и дирижером Г.К. Медведевым.



Железнодорожная станция 'Нарва'.1937 г.

На подходе еще поезд из южной Эстонии с хорами из деревень Печорского края и города Тарту. На перроне раздаются оглушительные крики приветствия в адрес самого обаятельного режиссера А.К. Коровникова из Тарту. Он привез отличный хор, слава о котором давно перешагнула границы студенческого города. Привокзальная площадь гудит молодыми голосами участников хоров из Печор (руководитель А. Верхновский), из Кютте-Иуд (руководитель В. Швецов), из Кивиы
ли (руководитель Г.Э. Маак).
А в это время по Таллинскому шоссе мчатся грузовики с хорами Причудья. Далеко разносятся песни молодежи из Посада-Черного, Логозо, Тихотки. В машине из Посада-Черного нарвитяне разглядели знакомых черновских бородачей, братьев А. и П. Строговых и И. Гвоздкова. Это трио - исполнители старинных русских народных песен - не раз выступало на концертах в Нарве. Машины следуют одна за другой, кажется, что им нет конца и края. С хористами едут гости. Всем хочется побывать на русском певческом празднике, впервые устраиваемом в Эстонии.
Оживление царит на пристани Кулга. Большая толпа встречающих ждет прибытия пароходов. Должны приплыть хористы Принаровья. Раздаются знакомые гудки парохода 'Заря', которая еще не вошла в канал, а с её борта уже несется могучее пение 'Дубинушки'. 'Заря' всегда казалась бесформенной, неуклюжей и распластанной по воде посудиной. На этот раз она предстала в новом обличии. Впечатление такое, что она вся плотно облеплена мухами, виднеется только труба и кусочек капитанской рубки. Такого количества пассажиров за один рейс 'Заря' никогда еще не принимала. На борту находилось около 300 пассажиров. Пение переплетается с криками 'Ура!', означающими благополучное завершение рискованного плавания. С трудом пароход пришвартовывается к пристани. Не дожидаясь сходень, рискуя упасть в воду, молодежь спрыгивает на причал. Капитан из последних сил, надрываясь, пытается призвать пассажиров к порядку, но никто его не слушает, все торопятся поскорее покинуть хлипкое суденышко, встретиться с друзьями, родственниками и знакомыми.
Выгрузив пассажиров, 'Заря' спешит в новый рейс. Её ждут не успевшие попасть на предыдущий рейс.
Утро субботы 26 июня. Опять пасмурно. Солнцу не прорезать густую пелену свинцовых туч, нависших над городом. Дождя, к счастью, нет. Предсказания синоптиков. Обещающих завтра, 27 июня, теплый, солнечный день, конечно, радуют, но, откровенно говоря, им никто не верит. Весь июнь был дождливым и холодным.
Вместо ожидавшихся 70 хоров, прибыло 76 и 13 оркестров русских народных инструментов. Общее количество выступающих составляло 2800 человек.
Среди многочисленных поздравлений и писем, присланных в адрес комитета, поступило в виде большой фотографии-портрета приветствие от прославленного русского певца Федора Ивановича Шаляпина с такой надписью:
'Из всех песен мира, кажется мне, русская песня, как светская, так и духовная, наиболее крепко теснится с человеческой душой. Она отвечает и грусти и радости в полной мере. Душа человеческая свободна и бессмертна. Пойте же ей о любви безграничной! Бог вам в помощь! Федор Шаляпин, Париж, 1937.'
Спустя девять месяцев после Певческого праздника в Нарве, пришло новое сообщение из Парижа. Но уже не от Шаляпина, а о нем. Двенадцатого апреля 1938 года перестало биться сердце величайшего русского артиста. Вдали от Родины навсегда умолк 'дивный гений красоты:'
Успехов устроителям праздника пожелал известный русский композитор духовной и светской музыки А.Т. Гречанинов. Он так же адресовал свою фотографию-портрет с автографом:
'Первому всегосударственному слету русских хоров в Нарве шлю горячий привет и искреннее пожелание успеха. А. Гречанинов. 1937. Париж'.
Оба дня - в пятницу и в субботу шли продолжительные репетиции. Дирижеры И.В. Васильев, И.А. Степанов, А.К. Коровников, М.Ф. Гривский, И.Ф. Архангельский, Н.А. Вехновский, - каждый из них дирижировал по одной песне сводного хора, - вносили свои поправки и замечания, устраняли ошибки, шлифовали исполнение. Несколько часов продолжалась эта репетиция.
Суббота, 28 июня. Спасо-Преображенский собор к трем часам дня переполнен слушателями духовного концерта. Многие приходили задолго до начала специально познакомиться с достопримечательностями старинного храма, пять столетий назад находившегося в руках иезуитского ордена. Во времена шведов храм стал лютеранским и только после взятия Петром Великим Нарвы его, в присутствии царя, освятили по православному обряду. Всех поражало величие и красота храма, его монументальность, строгость готического строительства.
Духовный концерт собрал более двух тысяч слушателей. Величаво разносятся по огромному собору, в обработке Бортнянского, Гречанинова, Чеснокова, Чайковского, умилительные распевы древнейших греко-славянских песнопений, которые под руководством регентов Т.В. Демина, Б.П. Жемчужина и Н.А. Вехновского исполнили Печорские хоры и хор рижского общества 'Баян', под управлением композитора М.Ф. Гривского.
Вечером все клубные помещения Нарвы были отданы под концерты. Все билеты оказались раскупленными. В самом большом зале города 'Ильмарине', где собралось более тысячи человек зрителей, выступал хор и оркестр из Гельсингфорса под управлением А.Н. Губерта. Когда хор исполнял кантату Губерта 'Слава Пушкину', зал, как один человек, поднялся и слушал стоя. Чудилось, что тень нашего великого поэта незримо витает здесь, среди русских людей, собравшихся в столь знаменательный день вместе. Было что-то большое в этом проникновенном, глубоком молчании. Казалось, воедино слились сердца всех для молчаливой клятвы верности поэзии Александра Сергеевича Пушкина:
Успех финских гостей разделил лучший в Эстонии смешанный хор из Таллина под управлением Ивана Харитоновича Степанова, по мастерству исполнения причисленный к эстонскому академическому хору.
Гудит восторженными голосами битком набитый театр 'Выйтлея'. Во всех проходах, у открытых дверей в фойе стоят оставшиеся без места. Здесь выступает 'гвоздь программы' - большой оркестр русских народных инструментов из Риги под управлением С.М. Красноперова. Во втором отделении выступает смешанный хор из Посада-Черного (Мустве) под управлением П.С. Логусова и оркестр русских народных инструментов из Таллина под руководством Г.К. Медведева. Программу завершал хор нарвитян в составе двухсот певцов, под управлением племянника композитора Архангельского, Ивана Федоровича Архангельского.


Оркестр русских народных инструментов под руководством Г.К. Медведева.

Выступления хоров, солистов и оркестров состоялись в Нарвском общественном собрании, в клубе 'Гармония', в Ивангородском пожарном обществе, в Народном доме на Суконной мануфактуре.
Везде царила непринужденная атмосфера сердечности и дружбы между русскими людьми города и деревни. Их крепко спаяла в эти дни русская песня. Недаром говорится, что 'песня - самый доступный вид музыкального искусства', - способна объединить и воодушевить людей, что самые сокровенные думы, чаяния и надежды народ высказывает в песнях:
Первую радость воскресному утру 27 июня принесло долгожданное солнце. Оно, как по заказу, озарило не успевший проснуться город. голубое, безоблачное небо, полное безветрие, большое яркое солнце, по которому все скучали больше месяца.
Заранее заняты все удобные позиции, с которых можно будет лицезреть шествие участников певческого праздника с Петровской площади до места выступления в Ивангородском пожарном саду. Народ на бульваре у Темного сада, на каменной лестнице, ступенями спускающейся к мосту через Нарову, на зеленых лужайках под Германским замком, на Девичьей горе, где высится Ивангородская крепость. Десятки фотографов нацелили свои аппараты в ожидании этого исторического шествия.
Ратушские часы бьют двенадцать ударов. С последним ударом колокола часов вступает духовой оркестр. Начинается торжественное шествие участников Первого Русского певческого праздника в Нарве.
Шествие не просто идет, но оно и звучит. Звучит русская народная песня - живой голос русского народа, выражающая национальный характер, рассказывающая о многообразной жизни с его непременными спутниками: радостями и печалями. Поют хоры русской песни.
В подтверждение того, что в русской песне заложена молодецкая удаль, мы с умилением смотрели, как бодро и радостно шагали печеряне и таллинцы, сколько задора и веселья вкладывали в свой шаг принаровцы и рижане, сколь милые улыбки освещали лица певуний из Тарту и Причудья, как приветливо светились глаза гельсингфорцев...
Взлетела к яркому, теплому солнцу, зазвенела, засеребрилась над древними историческими стенами замка и крепости радостная русская песня. В историю древнего города вписывается еще одна славная страница: под звучание песней происходит объединение русских людей, разбросанных по Прибалтике и Финляндии.
Шествие набирает силу, выплескивается с Петровской площади на берег Наровы и, извиваясь, наплывает на Ивангородский форштадт. Во главе колонн певцов идет убеленный сединами с окладистой бородкой высокий печерянин, одетый в широкую, вышитую русскую рубаху, широкие шаровары, заправленные в высокие сапоги. Рядом с ним, по бокам. Две крошки-девочки, наряженные в сарафаны с веночками из живых цветов на светлых головках. Символическая картина: многовековая русская народная песня, как эстафета. Передается новому поколению с наказом любить и беречь её, как свою Родину:
Шествие продолжается. Море голов. Песни не прекращаются. Стоит одному хору начать, как слова и мотив песни подхватывает другой хор, третий, четвертый. Песня ширится, набирает силу, разливается над рекой, эхом отражается от стен замка и крепости. Зрители также не безучастны, они подхватывают слова песен и уже кажется, поют все в едином порыве, ощущая себя причастными к песенному волшебству, без границ и края.
Разноцветные костюмы участников шествия горят и переливаются в лучах ослепительного солнца. Взгляда не оторвать от калейдоскопа быстро сменяющихся впечатлений. Великолепная гамма красок. Красные, желтые, синие, белые рубахи, цветастые сарафаны, смешались в один живой букет. Не идут, а словно лебеди плывут в голубых боярских сарафанах, расшитых жемчугом и бисером нарядных кокошниках, в красных сафьяновых сапожках задорные русские красавицы. За ними, подбоченясь, шагают парни в расшитых шелковых рубахах и шароварах. Венки, ленты, кокошники, венцы, повойники, цветные платки - во что только не украшены головы молодых и пожилых певиц. Весь этот трехтысячный цветастый хоровод заражен безудержным песенным ликованием.



Шествие участников певческого праздника.

Тысячи людей, разместившихся вдоль дороги, у заборов, открытых окон домов, на крышах, даже деревьях, бурно приветствовали участников шествия нескончаемыми криками 'Браво!'. У многих на глазах сверкали слезы умиления и радости. Шествие растянулось на огромное расстояние. В то время, как головная часть находилась уже на Ивангородской горе, замыкающие оставались еще на мосту через Нарову.
Певческий праздник в саду Ивангородского пожарного общества открылся вступительным словом председателя комитета, депутатом Государственного Собрания А.Е. Осипова. От имени правительства выступил министр социального обеспечения А. Каськ:
- Русская музыка и песня стоят на большой высоте, - сказал он, - наше правительство всегда относится доброжелательно к русскому национальному меньшинству и потому приветствует русский праздник. Пусть могущественно звучат сегодня песни на вашем родном языке.
Начинается концерт. Его открывают районные хоры: Нарва с Принаровьем, - руководитель И.Ф. Архангельский, Тарту с Причудьем, - руководитель А.К. Коровников, Печоры с Печорским краем, - руководитель Н.А. Вехновский, Таллин, - руководитель И.Б. Васильев, Рига, - Е.Г. Родионов. Все хоры показали отличную подготовку. На высоте было и звучание хоров, чему во многом способствовала тихая, безветренная погода.
Нарвитяне и Принаровцы блеснули проникновенным исполнением 'Жаворонка' Калинникова и 'Канавки' Чеснокова. Отличное впечатление произвел хор под управлением А.К. Коровникова оставивший глубокое впечатление исполнением таких сложных произведений, как 'Полноте солнышко' Гривского и 'Проводы масленицы' Чайковского.
Восторженный прием устроила публика обоим руководителям сводного оркестра русских народных инструментов, составленного из 13 оркестров, А.Н. Губерту и К.Г. Вережникову. За балалайками, домрами, пикалами, контрабасами, сидели хорошо сыгравшиеся музыканты из Печор, Риги, Нарвы, Посада-Черного, Таллина, Кютте-Иеуда, Гельсингфорса и Старого Изборска, с азартом исполнявшие плясовые и шуточные народные песни.


Хор Нарвы с Принаровьем, - руководитель И.Ф. Архангельский

Но вот эстрада заполняется певцами сводного хора. Около трех тысяч его участников в нарядных русских костюмах, подарили певческому празднику глубокие по содержанию, напевные, лирико-драматические произведения.. Пение слаженное, гармоничное, голоса звучат в полную силу. Стоило хору перейти к исполнению русских народных песен, как слушатели, не в силах сдержать эмоции, буквально неистовствуют от восторга. Такие популярные песни, как 'Ах, не одна во поле дороженька', 'За реченькой яр хмель', 'Ай во поле липонька', 'Ходила младешенька по борочку' прозвучали на бис. С большой Ивангородской горы широкой волной разливалась русская песня, хорошо слышимая и на Петровской площади. Даже косари соседних с Нарвой деревень остановились в своей работе, вслушиваясь в дивные песенные напевы, которые неслись, словно с солнца, рождались в июньском зное и растворялись в синеющих вдалеке лесах.
Будто насторожился могучий седой Герман. Ему, на страже простоявшему века, привыкшему видеть страдания и кровь, слышать лязг мечей и свист ядер, в диковинку показалось это божественное пение, овеянное не злобой и ненавистью, а радостью жизни на земле. Над бастионами крепостей, ставшими пленниками песни, звучали бессмертные Пушкинские слова:

Да здравствует солнце!
Да скроется тьма!

Русский певческий праздник в Нарве оставил неизгладимо глубокое впечатление на всех 15 тысяч зрителей-слушателей. Их количество составляло более половины всех жителей города.
Среди почетных гостей Певческого праздника присутствовали: архиепископ Николай, депутаты Государственного Собрания от русской партии во главе с её председателем В.Н. Рославлевым, русские профессора Тартуского университета Д. Гримм, М. Курчинский, И. Тютрюмов, представители русских общественных организаций со всей Эстонии, французский посол в Эстонии Жан Луи Эльс и многие другие.
Вся печать, как русская, так эстонская и немецкая, была единодушна в оценке огромного успеха Первого Русского певческого праздника. Вот что писала после праздника правительственная эстонская газета 'Уус Эсти':
'Благодаря основательной подготовке, Русский певческий праздник удался. Красиво звучали песни и было видно, что хоры отнеслись к своей подготовке достаточно серьезно и дали наилучшее, что было в их силах. На празднике можно было убедиться в легко воспламеняющемся темпераменте русских, который, разгоревшись, пылал ярким огнем. Это сказалось как у певцов, так и у слушателей. Аплодисментам, казалось, не будет конца и многие песни пришлось бисировать'.
Входных билетов продали около девяти тысяч штук. Не одна тысяча слушала заключительный концерт за оградой сада пожарного общества, на заборах и на крышах. Вся Новая линия была запружена народом. Радовал и материальный успех праздника. Выручка составила 13078 крон 32 цента. За вычетом всех расходов, остаток составил 1230 крон 71 цент.
Продолжительное время в адрес певческого комитета поступали благодарственные письма от организаций и частных лиц, выражавших восторг и признательность.
Вот одно из таких писем:
'Приношу вам сердечную благодарность за тот подвиг, который вы совершили, организовав Всегосударственный слет русских хоров в Эстонии. Вы дали красивую возможность русскому меньшинству Эстонии, Латвии, Финляндии выявить свое национальное величие, отдохнуть в звуках родной песни и пережить высокие, ценные и незабываемые радости. Дни слета в Нарве не забудет история русской музыки ХХ века. Композитор М. Гривский. Рига.'