На главную
 
 
50. Распри в Кольках.

Как могло случиться, что в одной Причудской деревне, сравнительно небольшой, дворов в восемьдесят, значилось два просветительных общества, да ещё с такими похожими названиями: 'Рассвет' и 'Луч рассвета'. Организация культурно-просветительной работы среди старообрядческого населения всегда представляла чрезвычайные трудности, а тут, приехав в Кольки, я узнал о существовании в деревне двух конкурентов, враждующих между собой просветительных учреждений.
Передо мной сразу же возник сложный, я бы даже сказал неразрешимый, вопрос: каким образом работать. Заниматься одновременно в двух обществах при их антагонизме, вражде и нездоровой конкуренции было нелепо и бессмысленно. Отдельно и поочередно в каждом - озлобило бы их еще больше, потому что появились бы тенденции, что где-то мною уделено больше внимания, использован для работы лучший материал и так далее.
Решил поступить так: все усилия направить на объединение двух просветительных обществ, создать одно сильное, работоспособное деловое общество. Корни раздора гнездились не в молодежи. Она, как потом я узнал, производила приятное впечатление, с удовольствием занималось, была очень активна. Враждовали руководители обществ, учителя Колецкой школы Радион Петрович Баранин и Алексей Данилович Оберпал, которых разъединяли политические убеждения.
Р.П. Баранин, уроженец деревни Кольки, старовер, не отличаясь широтой взглядов, со скромным учительским образованием, в двадцатых годах организовал в Кольках просветительное общество 'Рассвет'. В арендуемой избе ставились несложные спектакли, изредка читались лекции, в праздничные дни организовывались танцы. Брат Р.П. Баранина, - депутат русской фракции Государственного Собрания Петр Петрович Баранин частенько наведывался в родную деревню, имея политические задания своей фракции, носящие рекламный характер. Особенно часто его можно было видеть в Причудье во время избирательной компании, при голосовании в местные органы власти или в парламент. Правонастроенный П.П. Баранин искал и находил поддержку среди своих односельчан. Вполне естественно, что его правой рукой в предвыборных компаниях и прочих политических мероприятиях являлся родной брат.
Приезд в Кольки молодого учителя, окончившего Тартуский университет А. Д. Оберпала, человека крайне неуравновешенного, вспыльчивого и левых политических убеждений, внес необычайную сумятицу в жизнь деревни. Он окружил себя молодежью, таких же как он левых убеждений, сразу же повел борьбу в школе и в просветительном обществе со своим коллегой Р.П. Бараниным, объявляя его заклятым врагом рыбацкой бедноты. В школе и в обществе они не здоровались, не разговаривали друг с другом. У них появились свои последователи и приверженцы. С каждым днем взаимная вражда между ними углублялась, вовлекая в себя все большее количество жителей деревни. Школьное руководство никаких мер не предпринимало, хотя и знало, сколь пагубно такая неурядица отражается не только на взрослом населении, но и на детях.
А. Д. Оберпала я хорошо помнил по университету. Учился он на химическом отделении физико-математического факультета. Занимался хорошо. Профессурой считался способным, даровитым химиком. Постоянно вращался среди русского студенчества, слыл деятелем партии КВД (Куда Ветер Дует). Когда я с ним познакомился, меня заверяли, что он 100 процентный монархист. Отчасти в этом я убедился на студенческой вечеринке, устроенной группой русских студентов в одном из ресторанов Тарту. Помню, как А. Д. Оберпал, подняв бокал, провозгласил тост за русскую монархическую династию Романовых и неудачно пытался спеть гимн 'Боже царя храни':
Последователи А. Д. Оберпала организовали в Кольках второе просветительное общество, назвав его 'Луч рассвета'.
Р.П. Баранин и А. Д. Оберпал изощрялись друг перед другом, придумывая все новые и новые формы культурно-просветительной работы. Организовывали спектакли, вечера, диспуты, встречи. При этом снижали цены на входные билеты, с целью привлечения на свои мероприятия большего количества молодежи.
Передо мной, как инструктором, стояла задача наладить единую просветительную работу, соединить воедино два общества, не предрешая вопрос, будет ли оно называться 'Рассвет' или 'Луч рассвета'. И решать это надо было не с молодежью, а с теми, кто внес эту смуту.
Начались трудные переговоры. Первым, с кем я начал говорить, был А. Д. Оберпал. Невоздержанный на язык, Оберпал не шел ни на какие уступки. При одном только упоминании фамилии Баранина, он взрывался, как порох:
- С Бараниным мне и колецкому народу не по пути. Мы не желаем ставленника буржуазии!
- Но ведь в школе, - заметил я, - не взирая на политические разногласия, вы работаете вместе.
- В школе другое дело. Приходится терпеть и ждать, когда наконец его выгонят!..
Р.П. Баранин оказался более покладистым и разумным. Он согласился, что существование двух просветительных обществ в деревне нежелательно и их надо бы объединить, чтобы туда вошли все, желающие работать на пользу деревни.
Так рассуждала и молодежь обоих обществ в деревне. Её я заверил, что как только произойдет объединение, сразу же вернусь в Кольки.
После широкого обсуждения ситуации с обществами в деревне, Р.П. Баранин уступил. Он отошел от общественных дел, предоставив А. Д. Оберпалу свободу действий. Распри а Кольках прекратились.